Институт национальной культуры

ФГБОУ ВО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва»

Судьба человека

Судьба человека

Мероприятия ИНК, посвященные празднованию 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне

 

Новости, объявления              http://ink.mrsu.ru/news-344.html  

                                              http://ink.mrsu.ru/news-340.html

                                              http://ink.mrsu.ru/news-339.html

 

Логотип #Помним Победу

 

Социальный ролик "Помним Победу!"

 

 

Эссе на тему:

«Память о Великой Отечественной войне в сознании поколений»

 

  Антон Логинов, 2 курс, направление подготовки «Реклама и связи с общественностью»       

Великая Отечественная война - одна из главных системообразующих конструкций исторической памяти многих россиян. Она ассоциируется как с горем, утратами, разрушениями, так и с подвигами на фронтах и в тылу, в плену и оккупации, с Великой Победой, позволившей создать мощный политический, экономический, идеологический фундамент развития СССР. Трагические и героические страницы военного периода оказали влияние на логику и смысл последующего развития не только в Советском Союзе, но и в мировом масштабе.

Однако в постсоветское время произошло разрушение в российском обществе традиционного духовно-нравственного потенциала и патриотического сознания вследствие вестернизации, отсутствия системы патриотического воспитания молодежи и должного преподавания истории в образовательных учреждениях. Вызывает горькое недоумение то, что, перечисляя военачальников, проявивших себя в 1941-1945 гг., нынешнее молодое поколение называет имена А.В. Колчака, М.И. Кутузова, П.И. Багратиона, П.С. Нахимова или в качестве литературного произведения о Великой Отечественной войне приводят "Войну и мир" Л.Н. Толстого, а название книги С.С. Смирнова "Брестская крепость" не могут правильно воспроизвести, называя крепость "Брянской", "Братской", "Бредской". Именно поэтому остро встает вопрос о закреплении в сознании нынешнего и будущего поколения такого неотъемлемого понятия, как историческая память. Ведь в наше с вами время потребность в новых смысловых конструктах звучит в современных вызовах на всех уровнях социума, и в первую очередь это касается такого символического построения, как память о прошлом.

Несмотря на появление великого множества толкований событий Великой Отечественной войны, становится очевидна прямая зависимость исторической памяти от социальных потребностей современности и ее инструментальный характер в процессе толкования исторической судьбы и перспектив того или иного поколения. Это, например, касается все той же науки, где, несмотря на стремление к историзму, к самоценности прошлого как объекту научного анализа, профессиональная историография также не свободна от политических и социальных пристрастий современного ей мира. Не свободны от вызовов  своей эпохи и творцы историографии, поскольку даже те из них, кто полностью погружен в чистую науку, остаются детьми своего времени. Взять, к примеру, Дж. Тоша, который как историк-профессионал, отмежевываясь от социальной памяти, признает важность влияния исторической памяти о тех ужасных событиях Великой Отечественной войны, где каждый новый день был рулеткой, распорядителем которой была смерть. По его мнению, любое общество обладает коллективной памятью, которая сосредотачивает в себе социальный опыт поколений и служит опорой идентичности этого социума. Однако, по всей вероятности, в последнее время в мировом сообществе появилась тенденция к перевиранию железобетонных фактов в угоду своему государству с целью уточнения национальных и других групповых идентичностей перед лицом всё поглощающей глобализации и политизации.

И это в первую очередь касается таких стран, как Украина и Польша. Так, например, в нынешней Польше не используют термин «Великая Отечественная война» и не считают, что война была отечественной для россиян и других народов СССР, полагая, что это вымысел сталинской пропаганды. А если же рассматривать нынешнюю украинскую концепцию трактовки войны, то их мнению, поход Красной армии, начатый 17 сентября 1939 года, на территорию областей, которые до 1 сентября входили в состав Польши, а также присоединение этих земель по итогам референдума к УССР в составе СССР, является актом «советской оккупации». Все эти попытки фальсификации истории кровопролитной войны крайне опасны, потому что под влиянием событий на Украине антироссийские тренды в оценках событий и итогов Второй мировой в этом году усилились и достигли своей кульминации.

Поэтому, из всего этого следует, что именно в период, когда в обществе обнаруживается усиленная потребность в достоверной исторической информации, пробуждается интерес к прошлому – более серьезный, чем обычное любопытство по отношению к делам минувших дней. В таком случае, чтобы выяснить связь и характер текущих явлений общественной жизни, начинают изучать, откуда эти явления пошли и к чему могут привести. Тогда рождается потребность в овладении новым знанием. В усилении исторической любознательности всегда можно видеть симптом пробудившейся потребности общественного сознания ориентироваться в новых условиях.

Таким образом, наличие внешнеполитического и внутриполитического дискурса по поводу исторической памяти о Великой Отечественной войне в сознании поколений доказывает, что Великая Отечественная война никогда не будет только прошлым, только экстремальным историческим опытом – она присутствует в настоящем. Эта война до сих пор определяет угол зрения исследователей и экспертов, влияет на понимание ими тенденций развития современного российского общества и перспектив его трансформации в будущем. Феномен Великой Отечественной войны в качестве объединяющего, цементирующего начала беспрецедентен для нашего общества.

 

 * * *

Андрей Чирин, студент 2 курса направления подготовки «Реклама и связи с общественностью»

       Доброго времени суток! Меня зовут Андрей, мне двадцать лет. И, к своему счастью, я никогда не видел войны. О ней я только читал и слышал. А читал и слышал я абсолютно разное – от малохудожественной беллетристики до официальной хроники, от признанной военной классики до пересказов рассказов близких родственников, близким родственникам которых повезло не так сильно, как мне.

         Для меня война, стоит отметить, объект анализа, сформированный из полученных знаний, указанных в источниках выше.

         Для кого-то война определяется на принципах Макиавелли как циничный способ регуляции популяции homo sapiens как биологического вида или же инструмент большой политической игры с искаженными правилами, ведь пешки на шахматной доске занимают 99% от общего числа фигур.

         Для кого-то война – серьезный отпечаток личной и национальной истории, оставившая рубец, лишенный меланина, соединительная ткань с некогда полыхавшим пожаром тотального хаоса.

         Из приведенных позиция ясно одно – война не может пройти бесследно, тем более Мировая Война. Если мы обмолвились об истории, то бытует мнение, что история пишется победителем, но, как по мне, пишется она пересказами, следуя за концепцией пресловутого мономифа.

         Мы – русские! С нами… боль… И боль эта, естественно, не имеет гендерных, расовых и религиозных характеристик. Боль имеет свойство передаваться из поколения в поколение, подобно психическим отклонениям и прочим хроническим заболеваниям.

         Но если уходить в плоскость медицинских рассуждений, то боль эта, в некотором смысле, доброкачественная опухоль.

         Что скажут рядовому человеку сухие цифры (которые разнятся) о тридцати миллионов жертв, которые понес Советский Союз на фронтах Великой Отечественной?

         Что скажут усредненному городскому обывателю сведения о материально-технических потерях, упадке топливно-энергетического комплекса и стертой до основания инфраструктуре городов-героев?

         Простите, но в 2020 году эти, безусловно, важные данные вряд ли способны вызвать эмпатию должного уровня, ведь, несмотря на великий подвиг, историю преодоления и прочие, не лишенные смысла клише, являются обезличенным и не совсем полноценным представлением о войне.

         Многие протоколы до сих пор находятся под грифом «совершенно секретно», часть данных подверглась искажению, а правда в период диктатуры всегда существует с префиксом «-пост».

         Большинство слов растекутся алой слизью по страницам мировой истории, великой книге, подобной книге рукописной, книге, неоднократно переписанной монахами в темной келье уединенного монастыря, книге, состоящей сплошь из ошибок, на которых никто не желает учиться, хотя каждый раз божится совершать обратные действия.

         И лично в моем случае действительно важная память о военных событиях, наполненная сочувствием и переживанием – память сугубо личного, интимного и семейного характера.

         Большое видится на расстоянии, а особенно большое собирается из миллионов мелких частичек – атомов структуры омута памяти.

         Такая вот, получается, историческая индукция – переход от частного к общему.

         Я уже успел обмолвится, что война оставила отпечаток практически в каждой семье, в каждом доме, даже в 2020 году, спустя 75 лет столь быстро текущего и утекающего времени.

         История моей семьи, на понятных примерах, из источников, уровень доверия к которых определенно высок как минимум на подсознательном уровне.

         Здесь и сейчас, подходя к концу, меня все так же зовут Андрей. Мне все так же двадцать лет. И я все так же, к своему счастью, не знаю войны, но я знаю людей. Знаю историю своего прапрадеда, его детей – моих прабабушек, чье детство раскрошила война. Своих деда и бабушку, которые принадлежат к поствоенному поколению, малочисленному, но сильному, ведь их детство пришлось на период восстановительного похмелья. Своих родителей, воспитание которых проходило из переданного с молоком поколения принципа «лишь бы не было войны» – не важно, великой внешней или локальной внутренней.

         Наконец, я знаю самого себя. Знаю, что наблюдения, память и чувство семейного долга никогда не позволят забыть, через что проходили мои родственники, принадлежа к поколениям с более тяжелой, чем у нашего, судьбой.

         Пока жива эта память, живы и эти люди.

         Пока есть предки тридцати миллионов погибших, есть память о них.

         Память частная, плавно перетекающая в общую.

         И напоследок, хочется процитировать собирательный образ представителя старших поколений: в жизни может случиться разное, есть вещи на порядок страшнее смерти, и одна из них – война. И Лишь бы ее не было!

P.S.:
Я не знаю войны, но я слышал людей,
Слушал и слышал кровавый рассказ,
Видел боль порванных в клочья семей,
Чувствуя шёпот тротиловых масс.
Голос страданий, склонившийся к уху,
Разрежет сознания мой горизонт,
В котомку уложит снарядную втулку,
Порядковый номер, как чипом, прочтён.
ДНК расщепляется нотками боли,
Клетками прошлого строится явь,
Я погружаюсь в чертог преисподней,
Поверх самолетных высоких октав.
***

«Я старый волк, повидавший все виды,
Но тут в мою дверь постучалась война,
Вещи с собой. Ну не плачь! Без обиды!
Я же вернусь, мое солнце - семья!»

***
«Сердце стучит больше сотни в минуту,
Выпил. А толку? Храбрее не стал,
Утро. Атака! Умру ли в мазуте,
Выполнив сталинский честно удар?»

***
«Милая, жив, хотя, к слову контужен,
Скоро вернусь, не грустите по мне,
Обещаю прийти, я же вам нужен!
Как наши дети? Готовы к зиме?»

***
«Вернулся на фронт, уже заграницей.
Близится то, чего долго все ждём:
Сдаться нельзя, надо насторожиться,
Раненный зверь нам не дастся живьём»

***
«Темная ночь: пули пляшут мазурку,
Вошли мы в Берлин, сотрясая Рейхстаг,
Кажется, скоро раскурим мы трубку,
Пара минут - и низвергнут наш враг!»

***
«Прости, дорогая, пришлось задержаться,
Родина просит! Прошу, подожди!
Восстановление! Нужно стараться!
Кстати, на Юге сегодня дожди.»

***
«Уволен в запас. Забираюсь на поезд,
Сколько всего мне пришлось унести
Горечью пуль, но любовь, как конвоем,
Хранила меня, ведь я должен прийти!
Как обещал тебе в самом начале,
Жаль, что товарищей столько в гробу,
Что же мне делать на мирном причале?
И вне солдат я прожить ли смогу?...»

***
Я не видел войны, но я знаю, что было,
Помню историю, чувствую боль,
Которая кровью, слезами не смыло,
Суровую притчу квартиры любой.
Где вспоминают, где все ещё живы
Герои ушедших в могилу времён,
В памяти каждого - вечная сила.
От частного к общему.
Так и живем...

*Составлено на основе истории моего прапрадеда Петра Барабанова, смешанной с выдержками из писем безымянных солдат с фронта.

 

* * *

Вашурина Ангелина, 1 курс, отделение СПО

Здравствуй, любимый и многоуважаемый прадедушка Валочкин Алексей Дмитриевич!

В нашей семье о тебе хранится светлая память. Благодаря этому я знаю и помню такого истинного героя, как ты. В моменты, когда всё своё время я посвящаю мыслям о тебе, мне действительно хочется верить, что где-то существует тот самый божественный мир, о котором в детстве мне рассказывала бабушка, вспоминая о тебе, ведь на Земле ты пробыл очень мало и так много не увидел.

Кроме семейной памяти у тебя есть и память народная, как и у миллионов солдат, отдавших свои бесценные жизни и души ради того, чтобы сейчас мы учились, читали книги, образовывались, открывали что-то новое, летали в космос, были первыми, радовались каждому дню. Ради того, чтобы мы жили!

Народная память – это боль, объединяющая всех людей. И, конечно, среди этих людей есть те, кто может её проявлять талантливо, художественно и даже гениально, тем самым, способствуя сплочению людей потерявших своих близких. В нашей стране существует очень много произведений, которые – насколько это возможно – передают страх, героизм, страдания тех, кому выпало родиться и жить в самый страшный период в истории нашей Родины. Каждое из них рассказывает определённую историю. О матерях, потерявших мужей, сыновей, отцов, братьев… О девушках, не верящих в смерть своих женихов и так и не сумевших взять в руки похоронку… О детях, больше никогда не встретивших родителей… О пожилых мужчинах, отправлявших на фронт дочерей… О тыле, без которого немыслим был сам фронт.

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В то, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь, –

Речь не о том, но всё же, всё же, всё же…

Это стихотворение написал А.Т. Твардовский. Я думаю, тебе понравился бы этот поэт, дедушка, если бы ты успел познакомиться с его творчеством. И я очень рада, что такие люди, способные передать увиденное и услышанное на передовой, в окопах и землянках, оставили после себя огромное множество гениальных текстов, заставляющих нас задуматься.

И я вновь хочу возвратиться к твоей судьбе. По рассказам папы и бабушки, когда началась война, ты работал трактористом и уже добился в этом огромных успехов – стал главным среди рабочих в этой сфере. Когда узнал о нападении Германии на СССР, ты без промедления решил пойти на фронт, но из-за твоих успехов тебя не хотели отпускать. Ты не отчаивался и подавал заявки на зачисление тебя в ряды Красной Армии год за годом, раз за разом, но ничего не выходило. И самое трагичное в твоей истории – это то, что уже в конце войны, в 45-м году, тебя утопили бесчестные люди… Мне тяжело верить в то, что такое случается, но это несправедливая правда, из-за которой твоя любимая жена осталась одна с восьмерыми детьми. Ей приходилось очень трудно, но она справилась и вырастила замечательных, творческих, умных и честных детей, в том числе и мою любимую бабушку, многому меня научившему. Знай это, дедушка!

После всего пережитого вами горя, война закончилась, и начался мир, ради которого шли, терпели и выживали. Спасибо за вашу любовь к Отчизне и соотечественникам! Спасибо за возможность жить и гордиться вашим подвигом!

Ещё словами Р.И. Рождественского я хочу обратиться к людям, живущим со мной в одно время, обязанным всем вам жизнью:

Детям детей расскажите о них,

Чтоб ытоже запомнили!

Во все времена бессмертной  Земли помните!

К мерцающим звёздам ведя корабли, - о погибших помните!

Встречайте трепетную весну, люди Земли.

Убейте войну,

Прокляните, войну, люди Земли!

Мечту пронесите через года и жизнью  наполните!..

Но о тех, кто уже не придёт никогда, – заклинаю, – помните!

 

* * *

Емлиханова Лилия, 2 курс, отделение СПО

Великая Отечественная война – самое драматичное событие в истории нашей Родины. Это огромная душевная рана в сердце каждого человека, исторический момент, который останется в памяти навечно.

Началась эта страшная трагедия двадцать второго июня тысяча девятьсот сорок первого года, длилась четыре года – четыре тяжелейших года для нашей Родины.

Великая Отечественная война – самая кровопролитная война. Сколько боли и страдания причинила она, унеся миллионы человеческих жизней. Фашисты не жалели никого: ни детей, ни стариков, ни женщин.

Со временем многие фрагменты забываются, но самое главное не может быть предано забвению – память о великих боевых подвигах самых близких и родных нам людей, о силе духа русского народа, который невозможно сломить.

В моей семье есть человек, которого по праву можно назвать героем Отечества. Это мой прадедушка – Илья Павлович Хрянин.

Когда началось это страшное событие, прадедушке было двадцать лет. Именно таким молодым, буквально недавно закончившим профессиональное училище  прадедушка Илья ушел на войну.

Прадед участвовал в блокаде Ленинграда, перевозил военные грузы и провиант  через Ладожское озеро (или как его еще называют «Дорога жизни»).

Уже в ноябре тысяча девятьсот сорок первого года в путь были отправлены первые гужевые повозки. И даже несмотря на всю ту теоретическую подготовку, которая была проведена перед созданием ледовой переправы, Ладожское озеро преподносило неприятные сюрпризы.

Как-то прадедушка рассказал случай,  произошедший на «Дороге жизни». Колонна до отвала перегруженных грузовиков без проблем преодолевала маршрут, а последующие за ними легковые автомобили проваливались под лед. И такое случалось довольно часто. Чуть позже данной дороге дали второе название – «Дорога смерти». Стоит отметить, что про Ладогу не забывали и немцы. Постоянно совершавшие авиационные налеты и артиллерийские удары .

Прадедушка проводил при  сильном холоде за рулем грузовика более двенадцати часов в сутки. А получал такой же скудный поек, как и все блокадники Ленинграда. Но при этом о жалобах и недовольствах просто не могло идти и речи, так как каждый человек понимал всю важность участия в защите нашей Родины .

В тысяча девятьсот сорок третьем году при очередном налете немцев, прадедушка, которому чудом удалось спастись, спрятавшись под деревянной доской, был контужен и госпитализирован. После полного выздоровления прадед служил в тылу, продолжая помогать нашей стране победить в войне.

Очень жаль, что лично с прадедушкой я так и не была знакома. Наслышана о его подвигах только по рассказам моей мамы и бабушки. Конечно же, хочется узнать обо всех деталях и расспросить его буквально обо всем. Бабушка всегда говорила, что её отец не любил рассказывать о войне. И его действительно можно понять! Но иногда прадед вспоминал о событиях войны со слезами на глазах, о голодных людях, исхудавших и уже не таких счастливых детках, об ослабевших солдатах, которые не сдавались, не опускали руки и продолжали верой и правдой служить Отечеству.

После окончания войны мой прадед, Илья Павлович, был награжден орденом «Великой Отечественной войны», а также медалями «За мужество и отвагу».

Я горжусь,  что в моей семье были еще прабабушки и прадедушки , которые служили на благо Отечества и дошли до Берлина.

Сейчас мы живем в мирное время, где нет бомбежек, перестрелок, голода. Мы видим светлое небо над головой и, конечно же, всем этим мы обязаны нашим предкам.

Память о Великой Отечественной войне будет жить вечно в нашей памяти и сердцах!